• Пт. Дек 4th, 2020

Мы до последнего надеялись: детали трагической гибели семьи медиков под Киевом

Окт 31, 2020

Пара прожила вместе почти 17 лет и ушла с разницей всего в один день

История 13-летнего Антона из села Тараща Киевской области, который лишился обоих родителей из-за коронавируса, облетела всю Украину. Его родители-медики скончались от последствий болезни с разницей в один день, а мальчик в это время находился на аппарате искусственного дыхания.

Валентину Степченко был 51 год, его жене – 39 лет. Глава семейства был анестезиологом в Таращанской центральной районной больнице, а Галина работала медсестрой в поликлинике. Коронавирусом они заболели почти одновременно и умерли с разницей всего в один день. Детали сообщили в издании «Факты».

Как рассказала сестра покойной Галины Степченко, муж и жена заболели почти одновременно. У них поднялась температура и ломило все тело. Они сразу сделали ПЦР-тест, но результат пришлось ждать неделю. Степченко лечились дома и их состояние стало ухудшаться. У Галины появилась одышка, сильная слабость и боль в спине. Температуру удавалось сбить до 38 градусов, а потом она снова поднималась. У Валентина были похожие симптомы.

«Скажу сразу, ни у Гали, ни у Валентина не было хронических заболеваний. Полная сил цветущая женщина. До сих пор не могу поверить, что за какие-то две недели ее не стало. Возможно их следовало госпитализировать раньше, но ведь не было результатов ПЦР-тестов. А без этих результатов их не могли взять ни в отделение для коронавирусных больных, ни в обычное. Хотя все симптомы и течение болезни указывали на то, что это коронавирус. Когда в субботу, 3 октября, Галю все же госпитализировали, результата ее теста все еще не было — он пришел только 4 октября (и, как и следовало ожидать, оказался позитивным). Сестру забрали в больницу, потому что она уже задыхалась. Часа три не знали, куда ее определить. В Тараще мест не было. Отвезли в больницу в райцентр Мироновка», — рассказала Нина.

Оба медика вероятнее всего заразились на работе, так как среди и друзей и знакомых ни одного случая заражения не было. И через поликлинику, и через больницу ежедневно проходит сотни людей.

Галину госпитализировали 3 октября и ей почти сразу же понадобился кислород, а Валентина забрали в больницу на следующий день и для врача-анестезиолога тоже долго не могли найти место. В конечном итоге отправили в Белую Церковь.

«Даже для брата — единственного анестезиолога в районе — долго не могли найти место. Обзванивали больницы в соседних районах, но везде был один ответ: извините, инфекционные отделения переполнены. А в некоторых райцентрах признавались, что несколько мест в «ковидном» отделении еще есть, но они, дескать, «забронированы» для представителей районной власти», — рассказала сестра Валентина Галина.

А 9 октября госпитализировали и их единственного сына Антона – его забрали в Боярку, так как у него был сильный кашель и не сбивалась температура. 8 октября мама успела написать сыну, что любит его, а 9-го ее состояние стало критическим.

«Врачи видели, что ИВЛ не дает результата, и мы начали искать для Гали аппарат ЭКМО (экстракорпоральная мембранная оксигенация). Нашли такой в двух киевских больницах. Но в частной клинике этот аппарат был занят, а в государственной не брали с диагнозом COVID-19. Да и транспортировать Галю в том состоянии, в котором она находилась, уже было невозможно… 10 октября она умерла. Мы не стали говорить Валентину о ее смерти. Он был в сознании, но врач сказал, что такое известие может только навредить. Накануне ему сообщили, что Антошу забрали в больницу — и после этой новости ему стало хуже… Брат умер на следующий день, 11 октября. Возможно, он ушел, так и не узнав о смерти Гали. А может, кто-то ему и сказал — телефон до последнего был при нем, и кто угодно мог ему позвонить. Этого мы уже не узнаем», — добавила Галина.

Мальчику родственники не смогли сказать сразу, что родителей больше нет. Ждали, пока он поправится. Галину и Валентина Степченко похоронили в один день — 12 октября и только после этого о смерти родителей сообщили их сыну.

«Через два дня пришлось сказать племяннику правду. Мне нужно было оформлять над ним опеку, и Антоша должен был сам написать соответствующее письмо в соцслужбы. Это был самый страшный момент в моей жизни. Я сказала ему: «Сыночек, родителей больше нет». У меня нет своих детей, и я всегда называла Антошу сыночком. Он посмотрел на меня с недоверием: «Как нет? Обоих?!» Я расплакалась. По щекам Антона потекли слезы. Он продолжал все так же на меня смотреть — с удивлением и недоверием. «Сыночек, поплачь», — сказала я ему. «Не могу, — еле слышно сказал племянник. — В горле ком, не получается…», — рассказала тетя мальчика.

Она отметила, что Антон очень любил родителей, мечтал стать врачом как отец, хорошо учился. По вечерам бежал к родителям на работу, ждал их, чтобы вместе пойти домой.

«У них была очень хорошая дружная семья. Брат познакомился с Галей на работе — когда она после окончания белоцерковского медучилища пришла в их больницу. Они прожили вместе 17 лет. Мы с братом были очень близки. Рано потеряли родителей и во всем старались друг друга поддерживать. Валентин жил медициной. Медучилище, а после армии — медицинский институт имени Богомольца, аспирантура и должность анестезиолога в Таращанской райбольнице. Он был единственным анестезиологом на весь район. 24 часа в сутки был на связи, не знал, что такое выходные и отпуск, потому что в любой момент его могли вызвать в больницу. Теперь анестезиолога в Таращанском районе нет. Ни одного. Мы до последнего надеялись, что брат выживет. Он не был на аппарате ИВЛ. Мы дважды покупали ему дорогостоящие капельницы — и они вроде бы давали результат. Но увы… Валентин до последнего был на связи. Переживал за Галю, за Антона, даже за меня», — сообщила Галина и призналась, что брат сильно переживал, чтобы она не заразилась, когда поедет к Антону в больницу.

«Мы знали, что COVID-19 — это страшно. Но даже не представляли, что настолько. Что два здоровых человека, которым еще бы жить и жить, сгорят за какие-то две недели», — в слезах сказала Галина.

Сейчас Антона уже выписали из больницы и он на попечении родственников. О родителях он почти не говорит, держит всю боль в себе. Мальчика поддерживают родные, учителя, одноклассники, друзья. Психологи пока советуют не лезть к нему в душу и дать время прийти в себя.

Галина переживает по поводу обещанной компенсации от государства, так как не всем медикам, погибшим от COVID-19 ее выплачивают. Она собирается переехать из Черкасс в Таращу, чтобы взять под опеку племянника и будет заниматься поиском работы.

 779